Позднее Ctrl + ↑

Мимолётный Стамбул

С нетерпением начинаю рассказывать о нашем очередном реактивном путешествии. На новогодних каникулах мы побывали в шести городах Марокко: Касабланке, Танжере, Шефшауэне, Рабате, Марракеше, Эс-Сувейре и, благодаря витиеватому трансферу, два раза останавливались в Стамбуле.

Прошли около 150 километров, проехали — 2500, пролетели — 12500. То есть, примерно 15 тысяч километров за 13 дней. Об каждом из городов удивительной страны в Северной Африке я планирую подробно рассказать. Про столицу же Турции ограничусь небольшим постом с фотографиями.

Мы, безнадёжные влюблённые в море, первым делом отправились смотреть на новое в нашей коллекции впечатлений — Мраморное.

С самого начала Стамбул воспринимался нами, как вынужденная, хоть и весьма любопытная остановка на пути в Касабланку (самый большой город Марокко). Бывший Константинополь не радовал погодой, но манил Мраморным морем и архитектурными деликатесами: Голубой мечетью и Собором Святой Софии. Я могу сейчас начать умничать, вооружившись Википедией, и писать, например, что диаметр купола мечети Султанахмет 23,5 метра, но не буду. Наша прогулка по бывшему Константинополю была сплошной импровизацией и была нацелена только на получение эмоций, а не знаний. Впрочем, внутрь главного символа города мы, всё-таки. зашли. Там по закону подлости шёл ремонт, а ещё была такая толпа народа, что мы решили поспешно удалилиться.

В попытке спрятаться от всех в спокойном место можно заодно найти необычные ракурсы

и с тупиком Тиграном сфотографироваться.

А потом снова окунуться в гущу событий, посетив один из крупнейших крытых рынков в мире — Гранд-базар.

Вот такой у нас получился мимолётный Стамбул: холодный, дождливый, ветреный и... нервный. Конечно, многое осталось за кадром. Например то, как мы час искали Wi-Fi и примерно столько же ждали такси, вызвав его по Uber (в Турции он, кажется, не только вне закона, но и вне здравого смысла). Никто к нам, естественно, не приехал. Мы бегали по улицам в поисках того, кто увезёт нас в аэропорт по пробкам и каким-то чудом нашли машину. Естественно, втридорога. В общем, советую заказывать такси в аэропорт заранее. Например, через GetTransfer (очень удобно) или «окучивать» общественный транспорт, закладывая на дорогу минимум два часа.

Честно говоря, если бы на обратном пути мы не очутились в Стамбуле снова, то он бы так и остался в моей памяти, как город, в который я бы никогда не стал возвращаться. Но в вечернем свете столица Турции очаровательна и после сумасшедших медин в Марокко практически безмятежна.

Особенно, когда рядом с тобой друзья (все совпадения не случайны), которые катают тебя на пароме, кормят вкусным ужином и с восторгом рассказывают об истории города и его архитектурных достопримечательностях:)

Послесловие

Видеоистория о том, как тупик Тигран, Доньял, Ким, Ульрик, Кристоффер, Эрик, Роман и все, все, все по России путешествовали. Смотрим и улыбаемся:)

Музыка на грани зимы

Когда наш мимимишный автобус помчал в Великий Новгород, я отчётливо понял, что и для меня наконец-то начался тур. Долгожданный, хоть и такой короткий. За спиной остался Псков с безумной чередой событий. Помню междусобойчик в ресторане «Покровский», в который, без объявления репетиции, я хитростью ввёл ещё одного музыканта в состав группы Dánjal (спасибо Марии Анисимовой за смелость). То что было после основной части зафиксировано на фото и видео, но, кажется, их лучше никому не показывать.

На следующий день Dánajl вместе с симфоническим оркестром дали свой второй совместный концерт в Пскове. Было всё минимум в два раза лучше: за год филармония обзавелась новым звуком, музыкантам не понадобилось время на знакомство, Ольга Карпова почти успела на концерт из Санкт-Петербурга, Кира Яковлева наконец-то приехала специально из Владимира, а самое главное — сарафанное радио сработало.

800 зрителей — это рекорд проекта «Фарерские острова ближе, чем ты думаешь» за всю историю существования. Что дальше? Будем делать два концерта? Впрочем, шутки шутками, но, кажется, в следующем году скандинавы снова вернутся в город на реке Великой. Теперь уже с полностью новой программой. Пока не факт, но кто его знает:)

Впрочем, мы отвлеклись. После концерта вся эта огромная компания из музыкантов, понаехавших и приближённых отправилось в музыкальную школу-студия «Полиритм», смешав в одном джем-сейшене безумные ритмы, блюз, трип-хоп, рождественские песни и «Спокойной ночи, малыши!».

В Великом Новгороде я был впервые, музыканты тоже и, как это часто бывает, город мы не увидели. В  зале огромного культурного центра было около ста зрителей, но энергетики хватило, чтобы прокачать пустые места. Запомнились парни, истошно орущие невпопад «Дай мне», восторженные глаза армейского друга, который купил диск, заманчивое предложение о сотрудничестве (надеюсь, что в Великий Новгород мы ещё вернёмся) и отзывы о том, что в «Диалоге» никогда не было такого отличного звука, Да, наш Рома хоть и не скандинав, но точно кудесник. Впрочем, одно другому не мешает.

В Санкт-Петербург мы приехали ночью 1 декабря специально. Хотели, чтобы с утра было время погулять по Северной столице. Как ни странно, но в первый день зимы зарядил снег, остатки солнца заволокло и разглядеть город с высоты Исаакиевского собора было проблематично. С Зимним дворцом тоже не заладилось — ветер прогонял нас с площади. И, несмотря на всё это, прогулка получилась замечательная. Во многом благодаря нашему прекрасному гиду Анне Слободенюк.

Такая же оказия приключилась и с концертом в музыкальном доме «Слондонеба», в котором до последних минут саунд-чека казалось, что всё катится в ад. В результате же я испытал эмоции, если не образца своего первого концерта той самой Eivør, то, как минимум, к нему приблизился. Это для меня дорого стоит. Также, как и то, что на концерт пришли Галина Киселёва из «Ива Новы» и Сергей Шиляев из «Аффинажа». Естественно, я не устоял от соблазна сделать фото с бас-гитаристами из трёх своих любимых групп.

Многие, словно сговорившись, утверждали, что смена локации концерта пошла на пользу (первоначально мы должны были играть в «Сердце», но что-то пошло не так), придав ему шарм элитного квартирника с шикарным звуком и только для своих. Что ж, обидно, что многие хорошие знакомые решили проигнорировать мою очередную рассылку, гордо промолчав. Зря вы так, ребята! Многое потеряли. Говорю с полной уверенностью.

В этом самом маленьком за всю историю (ещё один рекорд) туре я понял одну важную вещь. Нет, не  то, что не могу жить, если не сделаю за год хотя бы один тур музыкантам с Фарерских островов и братьям-скандинавам (это осознано несколько лет назад). Мне кажется, что за эти шесть лет мы стали с вами одной большой семьёй. Не только музыканты, которых мы привозили и продолжаем привозить, но и зрители. Прекрасные люди, готовые сорваться на концерт в другой город, спешащие на помощь, покупающие диски и винилы, оставляющие свои отзывы, просто говорящие «Спасибо!». Все вы — часть проекта с длинным названием «Фарерские острова ближе, чем ты думаешь». Я буду продолжать обращать людей в свою веру в то, что хорошая музыка всегда найдёт своего зрителя. Даже если она с  маленькой точки на карте, о которой мало кто знает. В следующем году планируется четыре тура. В Россию должны вернуться Frødi, Hans Andrias, Heiðrik и... Dánajl. Конечно, не всегда всё получается, как мы планируем, но давайте скрестим пальцы. Раньше помогало и сейчас поможет.

Огромное спасибо Елизавете Барышниковой, Симфоническому оркестру Псковской филармонии и лично маэстро Василию Юрьевичу, Марии Анисимовой за кахон, джем-сейшен в ночи и блестящую импровизацию, Виктории Дариан, которая в буквальном смысле делает невозможное в отдельно взятом Великом Новгороде, Анне Слободенюк за то, что рядом и верит в меня, хоть и не всегда вовремя, Ольге Карповой за то, что не успела на концерт в Пскове, но наверстала в Великом Новгороде, Кире Яковлевой за самоотверженность, армейскому товарищу Станиславу Иванову, Сергею Сергеевичу и Галине Киселёвой (не представляете, как для меня важны ваши добрые слова), спасибо «Слонудонеба» (это было экстремально, но мы справились), нашему водителю Михаилу, который купил на концерт в Пскове билеты (!) и пришёл с женой, режиссёру Андрею Буянову и всей его команде, моему обожаемому другу и соорганизатору тура группы Dánjal Роману Комару и, конечно, всем музыкантам: Доньялу а Нестабё, Киму Нюбергу, Ульрику Брохусу, Кристофферу Нюбюе и Перу Эрику Олевику.

Антология всепожирающей тревоги

Это уже третий спектакль Сергея Чехова в моей копилке впечатлений. Первый был «Мама сними голову» в Калининградском областном драматическом театре. Он у меня занимает особое место, так как появился на свет в аккурат с глобальными изменениями в моей жизни. Я тогда дослуживал последние дни в театре: в зал зашёл раньше зрителей и действо началось для меня с ворчания Алексея Грызунова на тех, кто небрежно бросил возле сцены тройник, а закончился после того, как вышел последний из зрителей и Екатерина Наумова выключила беговую дорожку. Я сидел оцепеневший. Будто встретился лицом к лицу с самыми неприятными своими воспоминаниями. Чехов любит не заканчивать свои спектакли, он словно зацикливает их концовку, специально ставя на последнем треке винила царапину. Иголка перескакивает на секунду назад и бьётся в конвульсиях вечно.

Так было в поразившем мене спектакле «Реке Потудань», где Люба (актриса Илона Гончар) до сих пор ежиться в холодной воде. В «Семи самураях» занавес опустился, а я всё ещё жду, что актёры выйдут на поклон. Но самураи не вернутся, потому что они никуда не уходили. Они победили старые страхи и готовятся встретиться с новыми. А, может, с теми же самыми, только в другой последовательности.

Спектакль «Семь самураев» Сергея Чехова в псковском театре обосновался на большой сцене. Чтобы уместить столько жестокости, боли и страхов надо много места. Их буквально источает чёрная глыба. Сначала, оставаясь в пределах сцены, а потом, вырываясь в зрительный зал обволакивающим белым дымом и заползая в лёгкие. На протяжении полутора часов семь девушек-сомнамбул делятся страшными историями, скидывая их с себя. Мама умирает от рака, в аварию попала семья, в живых остались только дети, жена убивает мужа и так далее. Всё это похоже на сеанс у психотерапевта. Только кто тут психотерапевт? Кажется, его нет. Наивно полагать, что мы, зрители, чем-то отличаемся от самураев на сцене, а двое мужчин, сидящих к нам спиной будут нам помогать. Может, они первопричина этой боли? А, может, им просто всё это снится? Спектакли Чехова не дают конкретных ответов, ты дотягиваешься до них на чувственном уровне. Причём, понимать его спектакли, в принципе, не обязательно, как и не обязательно понимать их так, как этого хотели авторы.

Что ещё подкупает в «Семи самураях»? Конечно, визуальная составляющая, за которую почти во всех его спектаклях отвечает невероятного таланта человек по имени Анастасия Юдина. Благодаря тому, что Чехов собрал свою команду единомышленников, каждый из посмотренных его спектаклей для меня лично складывается в трилогию. Антологию всепожирающей тревоги. И если в «Реке Потудань» ешё чувствуется Андрей Платонов с редкими проблесками надежды, то «Мама сними голову» и «Семь самураев» для меня совершенно точно — это схожий опыт.

С той лишь разницей, что постановка режиссёра работает по-другому, каждый раз перерождаясь. Да, любой спектакль никогда уже также не будет сыгран, но в «самураях» в буквальном смысле каждая из актрис тянет жребий, какую роль ей сегодня на себя примерять, а саунд, благодаря ещё одному человеку невероятного таланта Владимиру Бочарову, тоже никогда не повторяется. Он генерируется на основе голосов «самураев» и полностью зависит от того, как та или иная фраза будет произнесена. Идеальная концепция для спектакля, который не должен заканчиваться…

P.S. Кстати, 22 ноября я специально еду в Калининград, чтобы посмотреть спектакль Сергея Чехова «Чёрная кошка, белый кот». Что-то мне подсказывает, что и там я получу схожие ощущения. И если это будет так, то можно будет с полной уверенностью говорить о том, что Чехов — мой режиссёр, работы которого я легко узнаю. Также как, например, фильмы Ларса фон Триера или Дэвида Линча.

Фото Андрея Кокшарова.

Доньял возвращается!

Спешу сообщить вам о втором мини-туре скандинавской группы Dánjal по России, которые, как известно, одинаково виртуозно играют горячие балканские боевики и холодные северные баллады.

В составе группы музыканты из Дании, Швеции, но главными действующими лицами является пианист и певец Доньял а Нестабё с Фарерских остров и музыкант Ким Нюберг из Финляндии (в проекте он играет на мандолине), создавшие под влиянием огромного количества самой разной музыки своё уникальное звучание.

Концерты будут разные: в Пскове группа «Доньял» будет играть с Симфоническим оркестром Псковской областной филармонии и наверняка добавит номера из свежайшей пластинки сольного проекта музыканта Кима Нюберга — Afenginn, в Великом Новгороде мы постараемся держать себя в ежовых рукавицах Тора, а в Санкт-Петербурге планируем устроить настоящую балканскую вечеринку с танцами. Впрочем, без фарерской меланхолии там тоже не обойдётся.

29.11 — Псков
30.11 — Великий Новгород
01.12 — Санкт-Петербург

Ранее Ctrl + ↓